Великий Четверг, воспоминание Тайной Вечери

Великий Четверг . Воспоминание Тайной Вечери

Историческое содержание

Сре­ди дней Страст­ной сед­ми­цы Ве­ли­кий чет­верг за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто. В этот день Цер­ковь вспо­ми­на­ет Тай­ную ве­че­рю Гос­по­да Иису­са Хри­ста с Его уче­ни­ка­ми – апо­сто­ла­ми. На Тай­ной Ве­че­ри Спа­си­те­лем бы­ло уста­нов­ле­но глав­ное Та­ин­ство на­шей ве­ры – Та­ин­ство Ев­ха­ри­стии, или При­ча­ще­ния, во вре­мя ко­то­ро­го все ве­ру­ю­щие под ви­дом хле­ба и ви­на вку­ша­ют ис­тин­ные Те­ло и Кровь Хри­сто­вы.

Без при­ча­ще­ния, учит Свя­тая Цер­ковь, нет ис­тин­ной хри­сти­ан­ской жиз­ни, так как в этом Та­ин­стве про­ис­хо­дит са­мое пол­ное, пре­дель­но воз­мож­ное на зем­ле бла­го­дат­ное со­еди­не­ние че­ло­ве­ка с Бо­гом.

Тай­ная ве­че­ря бы­ла со­вер­ше­на Хри­стом за день до празд­но­ва­ния вет­хо­за­вет­ной Пас­хи. Евреи со­вер­ша­ли этот празд­ник в па­мять о чу­дес­ном ис­хо­де из Егип­та, где они на­хо­ди­лись в раб­стве в те­че­ние че­ты­рёх­сот лет.
Как и мно­гие дру­гие со­бы­тия вет­хо­за­вет­ной ис­то­рии, празд­ник иудей­ской Пас­хи имел про­об­ра­зо­ва­тель­ное зна­че­ние. Он го­то­вил лю­дей к при­ня­тию ис­тин­ной Пас­хи, ис­тин­но­го спа­се­ния от раб­ства гре­ху и смер­ти. Та­кое спа­се­ние дол­жен был при­не­сти лю­дям Сын Бо­жий – Но­во­за­вет­ный Пас­халь­ный Аг­нец, за­клан­ный за гре­хи ми­ра. Так ве­ли­ко и глу­бо­ко бы­ло па­де­ние лю­дей, что толь­ко Сам Бог, доб­ро­воль­но при­няв на Се­бя пад­шую че­ло­ве­че­скую при­ро­ду, мог спа­сти че­ло­ве­ка.

Гос­подь пре­по­да­ет нам Се­бя в Та­ин­стве Ев­ха­ри­стии, дабы каж­дый ве­ру­ю­щий в Него мог до­стичь глав­ной и един­ствен­ной це­ли сво­ей жиз­ни – при­об­щить­ся Бо­же­ствен­ной люб­ви, при­об­щить­ся Са­мо­го Бо­же­ства.

Тай­ная ве­че­ря на­ча­лась с омо­ве­ния. Сын Бо­жий, Тво­рец ми­ра со­вер­ша­ет об­ряд, ко­то­рый тра­ди­ци­он­но со­вер­ша­ли ра­бы: Он омы­ва­ет апо­сто­лам но­ги.

Уче­ни­ки бы­ли по­ра­же­ны дей­стви­я­ми их Бо­же­ствен­но­го Учи­те­ля. Они мол­ча при­ни­ма­ли омо­ве­ние. Толь­ко апо­стол Пётр, че­ло­век го­ря­чий, не мог сдер­жать овла­дев­ших им чувств.

«Гос­по­ди! – вос­клик­нул Пётр, – Те­бе ли умы­вать мои но­ги?» На это Хри­стос от­ве­тил: «что Я де­лаю, те­перь ты не зна­ешь, а ура­зу­ме­ешь по­сле… Ес­ли не умою те­бя, не име­ешь ча­сти со Мною». Сво­им при­ме­ром Гос­подь по­ка­зал не толь­ко лю­бовь к уче­ни­кам, но и на­учил их сми­ре­нию – чтобы они не счи­та­ли за уни­же­ние для се­бя слу­жить ближ­не­му.

И в на­ши дни в Ве­ли­кий Чет­верг за ар­хи­ерей­ским бо­го­слу­же­ни­ем по­рой со­вер­ша­ет­ся об­ряд омо­ве­ния ног. По окон­ча­нии Ли­тур­гии при чте­нии Еван­ге­лия об омо­ве­нии ног ар­хи­ерей в па­мять о сми­рен­ном по­ступ­ке Хри­ста омы­ва­ет но­ги свя­щен­ни­ков.

По тра­ди­ции в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Её Пред­сто­я­тель, Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, освя­ща­ет в Ве­ли­кий Чет­верг ми­ро – олив­ко­вое мас­ло с при­ме­сью раз­ных аро­ма­тов, – ко­то­рое ва­рит­ся в пер­вые дни Страст­ной сед­ми­цы. Освя­щён­ное ми­ро рас­сы­ла­ет­ся по епар­хи­ям и при­хо­дам. Свя­тое ми­ро ис­поль­зу­ет­ся в Та­ин­стве Ми­ро­по­ма­за­ния. Оно со­вер­ша­ет­ся над че­ло­ве­ком один раз в жиз­ни сра­зу по­сле Та­ин­ства Кре­ще­ния, через ми­ро­по­ма­за­ние но­во­кре­щён­ный об­ре­та­ет пол­но­ту да­ров бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха.

По­сле омо­ве­ния и про­щаль­ной бе­се­ды с уче­ни­ка­ми Хри­стос пре­ло­мил хлеб и, бла­го­сло­вив его, по­дал апо­сто­лам со сло­ва­ми: «сие есть Те­ло Моё, ко­то­рое за вас пре­да­ёт­ся; сие тво­ри­те в Моё вос­по­ми­на­ние». Взяв ча­шу и бла­го­сло­вив её, ска­зал: «пей­те из неё все; Ибо сие есть Кровь Моя но­во­го за­ве­та, за мно­гих из­ли­ва­е­мая во остав­ле­ние гре­хов».
В скром­ной Си­он­ской гор­ни­це про­ис­хо­дит ве­ли­кое чу­до: че­ло­век, неко­гда от­верг­ший Бо­га, вновь при­об­ща­ет­ся к Бо­гу – Ис­точ­ни­ку Веч­ной Жиз­ни.

В чет­верг Страст­ной сед­ми­цы в хра­мах со­вер­ша­ет­ся Бо­же­ствен­ная ли­тур­гия. В этот день каж­дый ве­ру­ю­щий, по при­ме­ру апо­сто­лов, стре­мит­ся со­еди­нить­ся со Хри­стом в Та­ин­стве При­ча­ще­ния. За бо­го­слу­же­ни­ем несколь­ко раз про­из­но­сит­ся мо­лит­ва «Ве­че­ри Тво­ея тай­ныя днесь, Сыне Бо­жий, при­част­ни­ка мя при­и­ми…» Эту мо­лит­ву по­ёт хор, чи­та­ет свя­щен­ник, по­вто­ря­ют все ве­ру­ю­щие. В ней хри­сти­а­нин про­сит у Бо­га со­де­лать его при­част­ни­ком Тай­ной ве­че­ри, ныне со­вер­ша­ю­щей­ся в хра­ме…

При­сут­ствуя в Страст­ную сед­ми­цу на цер­ков­ных бо­го­слу­же­ни­ях, пред­став­ля­ю­щих нам все ча­сы по­след­них дней зем­ной жиз­ни Спа­си­те­ля, мы ста­нем сви­де­те­ля­ми и ве­ли­чай­ше­го со­бы­тия че­ло­ве­че­ской ис­то­рии – Слав­но­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния.

Тропарь на Великий Четверг, глас 8

Егда́ сла́внии ученицы́/ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся,/ тогда́ Иу́да злочести́вый/ сребролю́бием неду́говав омрача́шеся,/ и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т./ Виждь, име́ний рачи́телю,/ сих ра́ди удавле́ние употреби́вша!/ Бежи́, несы́тыя души́,/ Учи́телю такова́я дерзну́вшия;// И́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Перевод: Когда славные ученики при умовении на вечере просвещались, тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. Смотри, любитель стяжаний, на удавление из-за них стяжавшего! Беги от ненасытной души, на такое против Учителя дерзнувшей! Господи, ко всем благой, слава Тебе!

Кондак на Великий Четверг, глас 2

Хлеб прие́м в ру́це преда́тель,/ сокрове́нно ты́я простира́ет,/ и прие́млет це́ну Созда́вшаго Свои́ма рука́ма челове́ка,// и неиспра́влен пребы́сть Иу́да раб и льстец.

Перевод: Взяв хлеб в руки, предатель тайно их же простирает и берет цену Создавшего Своими руками человека; и неисправим остался Иуда, раб и льстец.

Храм Святителя Николая Мирликийского в городе Лекко — Parrocchia San Nicola di Myra

Русская Православная Церковь Московского Патриархата / Parrocchia di San Nicola di Myra a Lecco del Patriarcato di Mosca Chiesa Ortodossa Russa.

Главное меню

Слово в великий четверг Воспоминание Тайной Вечери.

Великое Таинство Евхаристии

Сегодня, в Великий Четверг, мы совершаем воспоминание Тайной вечери и всех тех событий, о которых мы слышали в сегодняшнем Евангелии. Обширность и многозначительность этих событий велики попробуем понять величену , становления Господом Иисусом Христом Таинства Евхаристии, которое сегодня мы вспоминаем.

Вспомним несколько стихов сегодняшнего евангельского чтения, относящихся к Таинству Евхаристии, совершенному Господом нашим Иисусом Христом И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов (Мф. 26, 26–28). Так об этом говорит Евангелист Матфей. В других Евангелиях есть слова: Сие творите в Мое воспоминание (Лк. 22, 19). В тех храмах, где богослужения совершаются ежедневно, каждый день вспоминается вся жизнь Господа Иисуса Христа. Литургия построена таким образом, что является символическим изображением жизни Спасителя: от тайного Его Рождества, воспоминанием которого начинается проскомидия, до Его Вознесения, которое вспоминается, когда священник выносит Чашу, благословляет ею народ со словами: Всегда, ныне и присно и во веки веков и относит ее на жертвенник. Попробую привести несколько интересных изречений о Таинстве Евхаристии, принадлежащих разным подвижникам и святым отцам.

Архимандрит Софроний (Сахаров) говорит, что литургия — это та же самая Тайная вечеря, которая в древности была совершена Господом Иисусом Христом. Мы по своей немощи, маловерию и, как следствие, малой благодати, не осознаем этого. Тем не менее и мы так же участвуем в Тайной вечере, как участвовали в ней и апостолы. Нам кажется удивительным и странным то, что иногда даже во время литургии нас искушают всевозможные, греховные помыслы, и, может быть даже сильнее, чем в другое время . Но вспомним, что говорит евангелист Иоанн: когда Господь Иисус Христос сказал( опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня) диавол искушал Иуду, который действовал по его наущению, и совершенно им овладел. Мы видим, что рядом со Спасителем и Его учениками (не каким-либо священником или архиереем, но Самим Сыном Божиим) во время совершения Им столь великого Таинства дерзает присутствовать диавол. И того, кто невнимателен к себе, не искренен, скрытен в этом, повторяет ошибку апостола Иуды Искариотского, он искушает и губит. Другие же непостижимым образом освящаются, хотя понятно, что и они недостойны сего Таинства. Конечно, кто дерзнет сказать, что он достоин принять в себя Сына Божия? Только человек безумный. Однако, ощущая свое недостоинство, сохраняя веру, благоговение, преданность Спасителю, все истинные христиане во все времена, как когда-то апостолы, освящаются настолько, что становятся христоподобными.

Одно из толкований евангельского повествования объясняет, почему Иуде Искариотскому понадобилось на Христа указать, хотя Он и был на виду в течение трех с половиной лет, и все Его знали. Толкователь говорит, что апостолы, причастившись Тела и Крови Христовых, стали Христоподобными. Конечно, черты их лица сохранились, но внутренний свет, действующая в них благодать, непостижимым образом проявившаяся и во внешности, сделали их неразличимыми для людей, недостаточно хорошо знавших Спасителя. И поэтому Иуда — тот, кто очень хорошо знал Спасителя, должен был своим предательским поцелуем указать на Него воинам и народу, которые пришли с оружием и кольями схватить Господа Иисуса Христа как разбойника. Вот как велика сила Таинства, хотя мы ее не осознаем или чувствуем лишь в малой степени!

Некий подвижник спрашивал бесноватых, а правильнее сказать, бесов, в них находящихся, чего они больше всего боятся. И те говорили ему: Больше всего мы боимся причащения Тела и Крови Христовых. Если бы вы умели хранить ту благодать, которую при этом получаете, то мы не смели бы к вам подступиться.

Доказательством того, что наша литургия является той же самой Тайной вечерей, которая была совершена Спасителем, приведу дерзновенные и мудрые слова святителя Симеона Солунского. Он сказал, что престол, на котором совершается литургия, — это рука Господа Иисуса Христа. Своим апостолам Спаситель преподал освященный Хлеб собственной рукой, сказав: Возьмите, вкусите: это есть Тело Мое, так и ныне Он Сам, а не мы, священники, подает этот Хлеб. Священник является, скорее, свидетелем, соучастником Таинства, а совершает Преложение хлеба и вина таинственным, непостижимым образом Сам Господь Иисус Христос. Хлеб и вино на святом престоле священник благословляет рукой, изображающей имя Иисуса Христа, чем показывает, что освящает Дары Сам Господь. Престол символизирует связанного и распятого Господа Иисуса Христа. При полном чине освящения храма престол обматывается веревкой, что символизирует пленение Спасителя; крышка престола прибивается гвоздями — символ Распятия. Престол омывается сначала водой, затем смешанным с благовонной водой вином — этим символизируется пролитие Крови Спасителем. Таким образом, престол — это мистическое, символическое обозначение присутствия Господа Иисуса Христа. Он Сам предстоит во время Таинства, Сам его совершает, Сам преподает нам Свои Пречистые Тело и Кровь.

Мы — немощные, маловерные, но Господь снисходит нашему маловерию. Святые отцы ради укрепления нашей веры постановили совершать воспоминание знаменательных событий, имеющих отношение к нашему спасению. Это великие двунадесятые праздники: Рождество, Благовещение и другие. Ради укрепления нашей веры святыми отцами установлен и богослужебный чин Великого Четверга, внимая которому, мы вспоминаем о Тайной вечере и чувствуем ее значимость для нашего спасения. Задумайтесь над словами: Тайная вечеря. Тайный праздничный ужин — так мы сказали бы повседневным, не возвышенным языком. Выразимся так для того, чтобы понять, что она собой представляла. Ужин был тайным, ради того чтобы враги не знали о нем и раньше времени не пленили Спасителя. Даже ученики не знали, где должна была совершиться Тайная вечеря. Спаситель послал Петра и Иоанна и сказал им: Вот вы встретите человека, несущего сосуд. Идите за ним и скажите хозяину дома: где Мне совершить Пасху с учениками Своими? (см. Мк. 14, 13–14; Лк. 22, 10–11). Иуда в то время уже имел намерение предать Спасителя, и нужно было найти возможность совершить Тайную вечерю и установить на ней Евхаристию, что в переводе означает благодарение. Это высшее благодарение Богу, на какое мы только способны. Таким образом, совершаемая теперь Евхаристия — это не символическое, но самое действительное воспоминание Господа Иисуса Христа, при котором мы вкушаем Его истинное Тело и истинную Кровь.

Необычно для нас и даже дерзновенно говорит о Причащении в своих Божественных гимнах преподобный Симеон Новый Богослов. Он был делателем умной молитвы и преуспел в этом монашеском занятии необычайно: до такой степени, что, когда его рукополагали во пресвитеры, на него сошла благодать в виде Божественного света, он увидел, что алтарь наполнен светом. При этом он сказал сам себе: Господи, что это? И услышал ответ: Я — Господь Бог Дух Святой, Я всегда так сходил на пророков, апостолов и всех рабов Божиих. С тех пор преподобный Симеон Новый Богослов, когда совершал литургию, всегда был в Божественном свете.

После Причащения он, взирая на свое тело, изумлялся тому, что в каждом его члене — даже и в тайных удах (не знаю, как это могут воспринять современные люди; он же был необыкновенно чистый и благодатный человек) — присутствует Христос. С нами происходит то же самое, но мы не видим этого из-за своей безблагодатности. Если бы мы ревновали об очищении своего ума и сердца так, как это делали преподобный Симеон и другие подобные ему подвижники, то и мы бы видели то, что видел он. Например, если подслеповатый человек каким-то образом восстановит свое зрение, то он ясно увидит, как прекрасен мир, сотворенный Богом. Так и мы увидели бы, познали то, что происходит с причастниками Тела и Крови Христовых всегда.

Святитель Димитрий Ростовский рассказывает, что когда он причащал простых людей, крестьян, то видел, что у иных, после того как они брали с лжицы частицу Тела и Крови, лица начинали светиться и неким образом внутренне изменялись. Я думаю, что он говорит о свете не в каком-либо переносном смысле — иначе это было бы недостойно внимания, — но в самом точном и буквальном.

Некоторым людям было открыто, что преподобный Сергий служил, весь окутанный огнем, перед Причащением этот огонь нисходил в Чашу, и так Преподобный причащался.

И в заключение перескажу пример, приведенный святителем Игнатием (Брянчаниновым). Некий человек, воспитанник пажеского корпуса, причащавшийся Тела и Крови Христовых один или несколько раз в году по обязанности, перед литургией рассказал своему товарищу, что не верит в действительность этого Таинства, то есть не верит, что хлеб и вино — это Истинные Тело и Кровь Христовы. Может быть, он и имел некоторую веру, но в его душу уже проникли рационализм, растление, и в действительность именно этого Таинства он не мог поверить, о чем и сказал откровенно близкому другу. И, когда этот юноша причащался, он почувствовал, что у него во рту вместо частицы — камень, который, конечно, невозможно было проглотить. Произошло это потому, что за свое неверие он был недостоин принимать Таинство Причащения. Священник, заметив, что лицо причастника изменилось, отвел его в алтарь и с частицей во рту юноша исповедал свой грех. Священник прочитал разрешительную молитву, после чего частица приняла обыкновенный вкус и он смог ее проглотить. Известен случай, когда одна женщина, усомнившаяся в том же, по принятии Таин почувствовала, будто бы держит во рту камень, и тоже не могла проглотить частицу, пока не исповедала свой грех хулы и неверия.

Бывало и так, что люди чувствовали во рту вместо хлеба и вина плоть и кровь, и это также происходило из-за маловерия. За всю историю Церкви было еще много великих знамений, удостоверяющих подлинность великого Таинства Евхаристии. И мы должны эту благодать, эту веру, данную нам сегодня через воспоминание Тайной вечери, укрепить в себе, укоренить, сохранить на весь год и даже на всю нашу жизнь. Сохранить с тем, чтобы на каждой литургии понимать, что мы причащаемся истинного Тела и Крови Христовых, что Сам Христос совершает это Таинство, что Сам Христос нам его преподает — во оставление грехов и в жизнь вечную.

Страстная седмица. Великий Четверток. Воспоминание Тайной Вечери.

Среди дней Страстной седмицы Великий четверг занимает особое место. В этот день Церковь вспоминает Тайную вечерю Господа Иисуса Христа с Его учениками — апостолами.

На Тайной Вечери Спасителем было установлено главное Таинство нашей веры — Таинство Евхаристии, или Причащения, во время которого все верующие под видом хлеба и вина вкушают истинные Тело и Кровь Христовы.

Без причащения, учит Святая Церковь, нет истинной христианской жизни, так как в этом Таинстве происходит самое полное, предельно возможное на земле благодатное соединение человека с Богом.
Тайная вечеря была совершена Христом за день до празднования ветхозаветной Пасхи. Евреи совершали этот праздник в память о чудесном исходе из Египта, где они находились в рабстве в течение четырёхсот лет.

Как и многие другие события ветхозаветной истории, праздник иудейской Пасхи имел прообразовательное значение. Он готовил людей к принятию истинной Пасхи, истинного спасения от рабства греху и смерти. Такое спасение должен был принести людям Сын Божий — Новозаветный Пасхальный Агнец, закланный за грехи мира. Так велико и глубоко было падение людей, что только Сам Бог, добровольно приняв на Себя падшую человеческую природу, мог спасти человека.

Господь преподает нам Себя в Таинстве Евхаристии, дабы каждый верующий в Него мог достичь главной и единственной цели своей жизни — приобщиться Божественной любви, приобщиться Самого Божества.

Тайная вечеря началась с омовения. Сын Божий, Творец мира совершает обряд, который традиционно совершали рабы: он омывает апостолам ноги.

Ученики были поражены действиями их Божественного Учителя. Они молча принимали омовение. Только апостол Пётр, человек горячий, не мог сдержать овладевших им чувств.

“Господи! — воскликнул Пётр, — Тебе ли умывать мои ноги?” На это Христос ответил: “что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после… Если не умою тебя, не имеешь части со Мною”. Своим примером Господь показал не только любовь к ученикам, но и научил их смирению — чтобы они не считали за унижение для себя служить ближнему.

И в наши дни в Великий Четверг за архиерейским богослужением порой совершается обряд омовения ног. По окончании Литургии при чтении Евангелия об омовении ног архиерей в память о смиренном поступке Христа омывает ноги священников.

После омовения и прощальной беседы с учениками Христос преломил хлеб и, благословив его, подал апостолам со словами: “сие есть Тело Моё, которое за вас предаётся; сие творите в Моё воспоминание”. Взяв чашу и благословив её, сказал: “пейте из неё все; Ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов”.
В скромной Сионской горнице происходит великое чудо: человек, некогда отвергший Бога, вновь приобщается к Богу — Источнику Вечной Жизни.

В четверг Страстной седмицы в храмах совершается Божественная литургия. В этот день каждый верующий, по примеру апостолов, стремится соединиться со Христом в Таинстве Причащения. За богослужением несколько раз произносится молитва “Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими…” Эту молитву поёт хор, читает священник, повторяют все верующие. В ней христианин просит у Бога соделать его причастником Тайной вечери, ныне совершающейся в храме…

Присутствуя в Страстную седмицу на церковных богослужениях, представляющих нам все часы последних дней земной жизни Спасителя, мы станем свидетелями и величайшего события человеческой истории — Славного Христова Воскресения

Оцените статью
На новый год
Добавить комментарий